logo
Муниципальное учреждение культуры
«Пильнинская районная централизованная библиотечная система»

Пильнинского района Нижегородской области
logo

Нават

Из истории Нават

Старинное мордовское село Наваты расположено в южной части Пильнинского района. По преданию в начале 17 век

а пришли жить в эти места три брата мордвина. Старший брат Бокшай поселился на живописном берегу реки Суры, на богатых пойменных почвах, в том месте, где речка Медянка впадает в Суру, где со временем  образовалось село Бокшандино. Младший брат Озей поселился на том месте, где сейчас находится русское село Озерки. Нават сначала облюбовал место рядом с Сурой, но в то время зимой выпадало  много снега и во время весеннего паводка Сура выходила из берегов, и на многие километры разливалось половодье и заливала дома жителей поймы Суры. Прожив два – три года, Нават перебирается со своим семейством в более безопасное от полой воды место, именуемое ныне «Пиче – лашмо» (сосновый бор). Но и на новом месте в лесу, богатым диким зверьем, ягодами, грибами, рядом с вековыми соснами, в окружении небольших озер, богатых рыбой, из-за тех же весенних паводков Суры, мордовским поселенцам приходится переселяться еще в более безопасное место – за озеро, где и по сей день находится село Наваты. И поселились они на самом берегу Озера, на богатых плодородных землях. По ту сторону озера был дремучий лес, а недалеко в лесу находилось озеро длиной пять километров, с чистейшей водой и богатой различной рыбой, ныне оно носит название села – Нават. Озеро это не широкое в среднем около 150 метров, располагается параллельно реке Суре. Поселенцы с самого начала пользовались тем, что им предоставляла природа – ловили рыбу «вандой» (вершой), сплетенной из ивовых прутьев, охотились в лесу на и птицу и, естественно, трудились

на основной кормилице – земле. Название первой улицы произошло от интересного случая. Во время большого половодья вода заливала дома до окон, скотину переправляли в безопасное место. Один хозяин, проснувшись утром, увидел во дворе огромного сома, заплывшего на запах разлагающего навоза, и прикрыл ворота на запор, вода ушла, а во дворе остался сом, длиной около трех метров, и с тех пор эту улицу называют Сомовка,

ныне Набережная. Семьи в то время были многодетными, дети селились рядом с родителями, деревня год за годом росла. Вслед за Сомовкой стала строиться другая улица, которую из-за своей протяженности назвали «Покшультя» (Большая улица), потом выросла еще одна улица «Перловка». Наватские мордва жили в дружбе с соседними селами Языковом и Озерками. Языково считалось селом, так как
имело церковь. Хоронить христиан по вере положено в том селе, где имелась церковь, и покойников из Нават до 1872 года отпевали в церкви и хоронили в Языкове. Затем хоронить стали в Наватах на площади, около строящейся церкви (ныне школьный сад), но потом определили новое место, а около церкви хоронили её служителей. К 1878 году деревянная церковь медными колоколами была отстроена.

В то далёкое время Наваты и Озёрки были удельными сёлами, то есть никому не принадлежащими, но, чтобы прокормить себя имели душевой надел. Рождающемуся мальчику было положено определённое количество земли, на женский пол землю не довали, и некоторым жителям, не имеющим земли, приходилось идти на работу к барину в боярские села Языково и Медяны.

Самым богатым барином в Языкове был Панцов Петр Алексеевич, имеющий во владении огромный фруктовый сад и около 500 гектар земли. Много жителей окрестных сёл работало на него. Кроме него был ещё барин Посыпкин, боярыня Люторщиха. Много мордвов работало на барина Рагузина, ныне сохранился его сад площадью 11 га, принадлежащий колхозу «Восход». Бояре по осени расплачивались продукцией – хлебом и сеном.

Наваты, как и ближайшие села Озёрки, Медяна, Лекаревка, Карачары, Барятино, деревни Шумерля и Кумашка входили в состав Симбирской губернии Курмышского уезда Языковской волости. Старшиной волости был наватский мордвин Оськин Дмитрий Иванович, из-за своего роста и небывалой силы получившего прозвище «Аблей». Идя в Шумерлю, по ту сторону Суры, попадёшь на поляну, которую по сей день зовут «Мордовская поляна», в Наватах зовут конкретнее «Оськань ледьма» (Оськины сенокосы), принадлежащие старшине Языковской волости. В каждом селе выбирался староста села, в Наватах много лет Кандрашкин Трофим Иванович. В центре села имелась его пожарная, на крыше был установлен колокол (баяга), который во время пожара оповещал о бедствии.

Большая беда постигла Наваты в 1892 году, разразился пожар, именуемый в народе Ермовым. Из четырех улиц осталось одна – Перловка, и один чудом уцелевший дом на Большой улице, дом Косова Семёна Алексеевича (по уличному Регич). Пожар возник неожиданно, был сильный ветер, дома были покрыты соломой, и огонь уничтожил село в считанные часы, оставив без крова сотни людей. Много было пролито слёз у народа. Они жили в землянках, шалашах, потом село снова начало строиться. В 1893 году волостное управление разрешило строить дома на новых местах, в этом же году продолжает строиться новая улица – продолжение Большой – Горелый конец.

Люди, не разгибая спины дружно работали в поле, пахали на лошадях, сеяли вручную, косили и убирали всё вручную. А в выходные и праздничные дни ходили в церковь, пекли пироги и лепёшки. По окончании основных работ – сев, сенокос, уборка урожая – мордва устраивали «Катуй» (праздник). В эти дни устраивались концерты, пели песни, частушки, все были нарядно одеты. Вся родня ходила из дома в дом по родственникам пели песни и пили мордовское (пуре) брагу.

Со временим горе пожара забылось, некогда было горевать – работали от зари до зари в поле, в лесу, строились. В 1898 году появляются новые дома на новой улице, получившей название «Од линя» (Новая линия).

Мордва дружно жили с татарами. У наватских было много друзей в Собачьем (Красная горка) и Петряксах, об этом говорит наличие татарских слов в разговоре наватской мордвы: каймак (ватрушка, пирог), салма, да и татарин по-мордовски в нашей округе звучит «кельмоз» (красивый язык).

По сей день остались название озёр, рек, лесов, лугов. Недалеко от села, в лесу есть небольшое озеро Пичерка, получившие название от «пиче-эрьке» (сосно, озеро) очевидно, по берегам этого озера стояли вековые сосны. Или сенокосное угодье «мазы ледьмине» (красивое место сенокоса), «покие чен», получило название от основной растительности – осоке.

К концу 19 века имелась в Наватах своя церковно-приходская школа, где учились три года, всех детей не брали из-за большого количества.

20 век наступил незаметно и неслышно. Лишь только в 1912 году пролетела молва, что со стороны Сергача, через Лесопильну (р. п. Пильну) строят железную дорогу на Канаш. С уст не сходило слово «кишнень ки» (железная дорога). К 1914 году железная дорога мимо Кумашки и д.Шумерля была построена. В глухом лесу был построен железнодорожный вокзал с небольшими пристанционными постройками – так образовалась станция Шумерля, разросшаяся со временем в современный город Шумерля.

Строительство железной дороги значительно улучшило связь сёл Языковской волости. Медянские имели свой деревянный паром через Суру на станцию Кумашка. Жители сёл Озёрки, Наваты, Языково, Лекаревка также имели свои паромы на станцию Шумерля. Наступает памятный 1917 год, в народе говорят про Ленина, про революцию, к власти приходят Советы. У языковских и медянских  помещиков отнимают землю и раздают не по душам, а по едакам, то есть на каждого члена семьи, включая и женщин. В это время раскулачивают, но из села не выгоняют девять семей, в числе их старшину волости Оськина Дмитрия Ивановича, проживавшего с братом Василием,  имевшего пятерых сыновей – это были истинные труженики земли, они имели мельницу, маслобойку и около десяти гектар земли. Раскулачили Архипова Фёдора Александровича с четырьмя сыновьями, он имел мельницу дранку, немного земли, да трудолюбивых сыновей. Под раскулачивание попадает Муляев Никифор Петрович (по – уличному Магана), имевший лавку с небольшим ассортиментом товаров: мыло, соль, керосин. Имевшего такую же лавку Лабутого Матвея Ивановича (по – уличному Лицара) тоже раскулачивают, имущество конфискуют. Интересный случай происходит с Антонычевым Василием Андреевичем, вместо зерна, которое собирали со всех жителей, он сдал в мешках песок, его за это тоже раскулачили.

С приходом Советской власти образуется Наватский сельский Совет, его председателем избирается Феклистов Тимофей Семёнович. Народ получив землю, начинает жить лучше. В 1918 году закладывается улица Казанка, через неё шли обозы групп татар близлежащих сёл на Казань, её  наватские называли «Казань-ки» (дорога на Казань).

Жили в то время в Наватах не плохо, так к концу 1916 года в селе насчитывалось около 50 пасек. В 1921 году в селе образуется рабочая артель, возглавляемая Анисимовым Семёном Матвеевичем, именуемым в артели Сазон бодя (Дедушка Сазон), имевший в подчинении десять человек. Они ловили рыбу и сдавали в магазины р.п. Пильны и в свой магазин. Очень много было  рыбы в то время в озёрах.

В 1923 году в Наватах застраивается ещё одна улица, получившая название в народе «Плутовка». Оказывается жил на этой улице Жданкин Петр Григорьевич – озорник и плут, через несколько лет он уехал из села.

В начале 1928 года на берегу озера Нават строится кирпичный завод  частный, возглавляет его строительство и работу Феклистов Алексей, Илюшин Василий Петрович с тремя сыновьями. Затем он становится колхозным. За сезон выпускали 50 тысяч штук кирпича. В это время население Нават достигло 2912 человек в 1929 г. Но вот приходит 1930 год, для сельского труженика горестное время, тех, кто трудился не покладая рук, недосыпая, недоедая думал как больше получить хлеба, раскулачили, а некоторых с выселением. В их числе Анисимов Архип Григорьевич, имевший паровую мельницу, Жданкин Пётр Егорович имел ветряную мельницу, земли около пяти гектаров.  Маняков Герасим Степанович имел дранку, пасеку, всё отняли и высели. Но до сих пор помнят старики слёзы раскулаченных. Последние поклоны на околицу села. Понятов Гордей Семёнович с троими сыновьями имел ветряную мельницу, деревянный паром через реку Суру, имущество всё конфисковали, но не выселили. 21 семья пострадала в Наватах в 1930 году. Это были самые умные, трудолюбивые люди.

В 1930 году в Наватах создаётся колхоз «Красный луч» председатель – Феклистов Тимофей Семёнович, председателем с/Совета Понятов Никита Иванович. Люди стали вступать в колхоз, но люди смотрели на это с опаской. До 1938 года на Большой улице было 80 % единоличников. Колхозы в то время были бедные, продукцию почти всю забирали, кирпича для постройки домов не хватало, строить было неизчего. Леса не давали и народ пошёл в город, в основном в Шумерлю и Мыслец.  Со дня образования колхоза насчитывалось 8 бригад по 100 человек, но год за годом народу становилось всё меньше и меньше.

В 1934 году церковь в Наватах закрыли – это был очередной удар уже не по экономике, а по вере народа, по нравственности, культуре.

В 1939 году очередное горе в Наватах, вспыхивает большой пожар, сгорело 40 домов. Старики говорили, что это к большой беде и точно  через два года начинается Великая Отечественная война.

День был тёплый и солнечный, уже начался сенокос, кроме стариков и детей все были в поле. Работавшие в лугах, обратили внимание на быстро скачущего, на лошади паренька, сообщившего страшное слово – война. Основная рабочая сила – мужики и парни, стали уходить на фронт. Жены, матери, дети плакали, мужики пели задорные песни под гармошку. Подвода, за подводой уходила за околицу села в сторону Озёрок. Улица «Казанка» последняя провожала бойцов, вытирая слёзы, махала вслед платками. Ушёл на фронт и молодой председатель колхоза Феклистов Михаил Фёдорович. Вся работа в колхозе легла на плечи женщин и детей. Не покладая рук они работали в поле, выращивали хлеб, отправляли его в Пильну, хлеб, так нужный фронту.

Не слышно было канонады боев, а где-то шла великая битва, напоминающая о себе лишь солдатскими треугольниками, приносящими кому-то радостную весть с фронта, а кому-то похоронку о погибшем муже, отце, возвращались с фронта и раненые.

Наконец-то в мае 1945 года прозвучало долгожданное слово – Победа. С фронта стали возвращаться домой солдаты. И вновь село встречало их слезами. Это были слёзы радости, слёзы горя. 264 человека из Нават и Озёрок остались лежать в чужой земле, положили свои головы за то, чтобы их дети и внуки жили под мирным небом, не зная слёз и бед.

Низкий поклон Вам, павшим землякам! Горе сплотило, сроднило народ. Народ понял цену жизни на этой земле.

Первые послевоенные годы, страна залечивала раны, время год за годом уносило воспоминания о войне, как страшный сон.

В начале тридцатых годов в городах за работу стали платить деньги, в деревнях работали за трудодни, в конце года колхоз расплачивался зерном. В основном зерно отправляли в государство, а колхознику доставалось чтоб как-нибудь прокормиться.

Лес на постройку домов не давали, топились хворостом и люди стали уезжать в город. Уезжали в Шумерлю и в основном молодёжь, село старело. В начале шестидесятых годов идёт укрупнение колхозов и в 1961 году наватский колхоз «Красный луч» соединяется с озёрским «им.Чапаева», назвали колхоз «Восход».

Здание правления колхоза переселяется в Озёрки, сельский Совет ещё в 1954 году стал Озёрским, хотя 70% населения совета жители Нават. Вот такое это было время, одним росчерком пера решилась судьба с.Наваты. В 1964 году отменили трудодни и стали платить деньги. Народ в какой-то мере вздохнул свободнее.

В начале семидесятых годов по сельскому хозяйству наносится очередной удар – сверху рекомендуется развитие центральных усадеб, сотни тысяч сел и деревень объявляются «неперспективными». В начале 1975года в нашем колхозе разрабатывается генеральный план застройки центральной усадьбы колхоза в с. Озёрки. Наваты остаются в стороне, обездоленными.

С тех пор ведётся строительство домов и объектов соцкультбыта только в Озёрках, наватская молодёжь вынуждена идти жить туда. Но вот приходит новое время, время, когда свою судьбу решает сам народ. Народ поднимает голову. Неоднократно на собраниях колхозников поднимается вопрос о будущем с. Наваты. Правление колхоза разводит руками – генплан, к тому же всё в колхозе должно строиться на свои средства, которых в колхозе нет.

Колхоз сдаёт государству продукцию по низким ценам, а покупает очень дорогую технику, удобрения, стройматериалы, да ещё и самим вести строительство внутри хозяйства. И народ должен ждать, когда же, наконец, государство в лице Советов возьмётся за строительство на селе.

А тем временем в Наватах очередная беда – в 1992году закрылась школа, оставшимся в селе детям приходится ходить в Озёрки. А как нам хотелось сохранить свои традиции, вплодь до преподавания мордовского языка. Пусть они не будут говорить по-мордовски, но вырастут грамотными, культурными, знающими традиции, обычаи своего села, историю своих предков, чего сейчас явно не хватает молодёжи.

Правление колхоза, в настоящее время СПК «Восход», обещало строительство дороги и домов на улице «Казанка».

Но наступили очень тяжёлые времена, в стране полнейшая  неразбериха, и как всегда больше всех страдает житель села, его никто не слышит, а деревня изнемогает под тя

жестью чудовищного пресса реформ, в условиях безудержного разгула дикого нашего рынка.

И всё же не смотря на все водовороты судьбы село будет жить, ведь без «глубинки» нет и царства и мы надеемся на лучшие времена и что молодёжь будет жить и работать на своей земле, на земле своих предков.